PDA

View Full Version : Крик. Трилогия...


Fly_Dream
12-09-2005, 20:49
Вобщем история такая... Первый рассказ я здесь уже выкладывал. Это изначально планировалось как сценарий к килпу (тату например). Зато потом началось самое интересное... Дав прочитать его одной девушке я получил в ответ этот же рассказ... ее словами... Как она мне сказала - этот рассказ настолько тронул ее, что она решила написать его своими словами... И еще то, что она не писала до этого уже как несколько лет, и только прочитам рассказ начала снова писать... И прочитав его, я понял, что напишу третью часть...

Fly_Dream
12-09-2005, 20:50
КРИК.

Светлая теплая комната с камином. На кожаном диване посреди комнаты, кутаясь в одеяла, спит девчонка. Рядом на кресле - я. В камине тлеют угольки, и рядом лежит черный пес Чарлик. За стенами этой комнаты ужасный бардак, разбитое стекло, поваленная мебель. Уже почти рассвело. Лучи зари освещают землю. Освещают ужасные последствия ночи.
Всюду течет вода, всюду поваленные деревья, оборванные провода, разломанный забор, разбитые окна. В ста метрах от развороченных ворот моего участка - разбитая в дребезги машина такси. Тишина. Всюду царит мертвая тишина. Такая, словно все умерли. Словно в одночасье все живое исчезло с лица земли. Такая, какая была сутки назад, когда все только начиналось...


Тишина. Сижу за компьютером, за окном теплая летняя ночь. Здесь свой искусственный и уютный мир, а за окном другой - более живой и настоящий. Я знаю, стоит мне открыть окно, как я почувствую, что часть настоящего мира коснется меня с потоком свежего воздуха, и на какой-то миг унесет меня куда-то вдаль, где только звезды, но я знаю, что стоит за этой темнотой за окном. Одиночество и грусть. Тишина. Мирно урчит кулер моего компа, и я сижу и смотрю в монитор, как в дверь в другой мир. Так и есть - Интернет - это другой мир, где нет ни дня ни ночи, где нет расстояний, и вместе с тем есть все.
На секунду у меня потемнело в глазах, и потом из глубины я почувствовал головную боль. Да, надо заканчивать ночами сидеть в сети. Я посмотрел на монитор, и потом набрал сайт EURONews, чтобы узнать погоду. Давление менялось, я чувствовал это болью. Так и есть, завтра будет ниже пяти... Это летом в середине Июля??? Я не поверил, и набрал Апорт ру. На сайте высветились цифры 20-25. Что-то было не так. Такая разная информация, головная боль. Наверное, я слишком устал, раз обращаю внимание на такие мелочи - Подумал я, и выключил компьютер. Пора идти спать, хватит на сегодня информации. Погас монитор, и комната погрузилась в темноту и тишину. Стало на столько тихо, что я начал слышать стук своего сердца и свое дыхание... Тишина... Укутываясь в одеяло, я думал, почему же люди отворачиваются от реального мира, и сутками, как я, ничего не видят, кроме бесконечных потоков информации?
Сон... Я редко вижу сны, за день сидения в международной сети сознание сильно выматывается, и ему нужна разрядка, но в этот раз сон был яркий и выразительный. Словно я лечу по какому-то не настоящему тоннелю, и я понимаю, что я перестаю быть настоящим. Я проваливаюсь в электронный, цифровой мир, он словно съедает меня. Я оставляю за спиной все то чем я жил раньше, и понимаю, что дороги назад нету. Самое страшное, что я и не хочу вернуться, словно сам отрекаюсь от всего. Внезапно я слышу гром. Вижу белые вспышки, которые начинают рушить этот тоннель, и все вокруг меня. Они проходят насквозь меня, и я понимаю, что я ещё человек, раз они мне не причиняют вреда. Гром повторился так внезапно и громко, что я проснулся и сел.
Утро. Я оглядываю серую комнату, слышу удаляющееся эхо. Вспышка электричества за окном, синий зигзаг, секунда и раздался гром. Прямо как во сне... Или во сне - как здесь. Гроза. Смотрю на часы, время - полдень. Головная боль не прошла, но стала как-то бережнее, и чуть отошла в сторону. Чувства - полная разбитость. Нехотя я встал, и пошел в ванную. Минуту постоял под тугими струями холодного душа, потом пошел на кухню, нашел пачку анальгина, давясь, разжевал две таблетки, и запил их кока-колой. Внезапно я замер на месте. За окном безоблачная погода, всё блестит освещенное солнцем и кажется таким ярким. Подкралась тревога. Вспоминался этот сон, когда белые вспышки уничтожили все, может я становлюсь чокнутым? Тревога, беспокойство? Минуту назад была гроза, а теперь. Успокаивая себя тем, что такое возможно, я вышел на улицу. прямо надо мной в небе сияла яркая радуга.

Чтобы подобные фокусы не появлялись больше я решил на сегодня забить на Интернет, но часам к шести вечера я как-то забыл обо всем что было утром, и снова сидел глядя в монитор. Ради интереса я снова сравнил погоду на апорте и в Евроновостях. Как ни смешно, но теперь все было наоборот. Апорт прогнозировал похолодание, а Евроновости - Жару. Я усмехнулся и начал набирать знакомые сайты.

Скучно. Сегодня сеть работала очень медленно, и мне то и дело приходилось набирать номер моего провайдера. Я с завистью смотрел за окно, где соседи, собираясь отправиться на ночь куда-то в поход на озеро, нагружали свой джип всякими необходимыми вещами. "А не плюнуть ли мне на все?" - лезли мысли в голову. - "Выйти попроситься с ними, и наконец отдохнуть от бесконечного облучения?" Я убрал эти мысли. Если честно, то интернет так сильно вошел в мою жизнь, что за тот год, что я живу в этом доме я общался с соседями раз десять, и знал их не очень хорошо. От скуки я включил радио. Шум Кулера утонул в музыке, наполнившей комнату.

Закат. Все вокруг становилось ярко-оранжевым. Внезапно музыка оборвалась, и зазвучал голос Ди-джея:
- Мы передаем экстренное сообщение для жителей Москвы и Подмосковья. Надвигается ураган. Все аэропорты закрыты. Он пройдет..............

Шипение.

Тишина.

Я посмотрел за окно. Красивый закат. Соседи уже собрались и садились в машину. Я подумал, что надо бы предупредить их, и побежал на улицу.

- Привет. - Окликнул я их.
- А, привет, привет... Они выглядели такими счастливыми, словно впервые за несколько лет собрались вместе.
- Вы на пикник уезжаете? - спросил я, хотя об этом знал весь наш поселок, и даже до меня дошел слух.
- Да, - донеслось радостное с заднего сидения, и потом от туда показалась голова маленькой девчонки, которую кажется, звали Сонька...
- Там, по радио предупреждали, что шторм будет, - сказал я, - как бы вы не попали под него.
- НУ... - Алексей - глава семейства, пожал плечами, - не знаю. Погода вроде замечательная.
Я оглянулся. Превосходный закат. Наверное, такого не было ещё никогда. Спорить было глупо и бесполезно.
- Ладно, - сказал я, удачи. Будьте осторожны.

Джип сорвался с места, и скрылся за поворотом. Я смотрел на оставшуюся пыль. Подкралось тревожное ощущение. Я вспомнил, как резко изменилась погода сегодня утром. Странно, но я начинал переживать за совершенно незнакомых мне людей...

Я вернулся в дом, подошел к приемнику, и начал настраивать другие частоты. Ничего. Одно только шипение. Помехи, словно все радиостанции в одночасье перестали работать. Внезапно я услышал гул реактивного лайнера над крышей. Аэропорты закрыты, сказали же по радио... Я подошел к окну. Лайнер наклонился в сторону, и устремился к горизонту. Я увидел, что из под брюха исчезли шасси, и слышал, как двигатели набирают мощность, оглашая все вокруг растущим ревом.

Что происходит?!

Эти мысли отразились в голове резким приступом боли. Снова менялось давление. Я закрыл глаза на секунду. Тишина.

Я нажал набирать номер провайдера, и стал следить, как шипучая таблетка аспирина растворялась в стакане воды. Темнело. "Невозможно установить связь, номер не отвечает" - сообщил мне монитор. Я включил опцию автодозвона, и сам пошел к окну. Заря была превосходна. Яркие краски сияли на небе, и я даже на какой-то миг забыл обо всем, любуясь закатом. Но с каждой минутой он становился все тусклее и тусклее, и оцепенение медленно спадало.

Резкий звуковой удар, вернул меня на землю окончательно. Стало совсем тихо. Я прислушался. Медленно затихал звук вентилятора моего компа. Вскоре он исчез. Всюду был полумрак и мертвая тишина. Электричество пропало. Я безрезультатно пощелкал выключателями, и поплелся в кладовку искать свечи. Эх, наверное надо было поехать с ними, вздохнул я.

Стемнело.

Потеряв последние капли надежды на то, что дадут электричество, я решил лечь спать. В конце-концов можно хоть раз в жизни лечь вовремя. Положив голову на подушку, я почувствовал гул. Словно вся земля дрожала мелкой дрожью, излучая инфразвуки. Я сел. Тишина. Треск свечи. Снова положил голову на подушку - снова услышал гул. Я решил не обращать на него внимания и попытаться заснуть.

Сон приходил раз десять, и резко обрывался. Гул не прекращался, и я начинал даже различать, что он меняется. Становится то выше, то ниже, то громче, то тише, словно это была какая-то таинственная музыка, которая пугала. Сны длились несколько секунд, и резко обрывались. Ночь была мне очень неприятна, и даже отталкивала. Иногда по телу пробегала дрожь, порой мне казалось, что в доме кто-то есть. Внезапно просыпаясь, я не мог сориентироваться, где я, и что происходит. Единственное, что не менялось - это был гул. Пришел ещё один сон. На этот раз глубокий, и я даже начинал уже различать какие-то образы, и слышать какие-то звуки. Я засыпал... Я снова видел этот тоннель, снова какие-то вспышки, внезапно все остановилось.

Все замерло.

Исчез даже гул.

Я резко сел.

Темная комната, дикая тишина.
По стене пробежала тень, и из груди само собой вырвалось слово: "Шторм".
Все началось, словно налетело изнеоткуда. Яркие вспышки осветили все вокруг. Шум дождя, разорвал в клочья эту тишину. Я почувствовал мощный удар, словно где-то рядом взорвалась бомба. Капля пота упала со лба, и я почувствовал второй удар...

Удар первой волны урагана...

Удар, который распахнул настежь все незапертые окна в моем доме...

И меня коснулась рука того, что творилось за окном...

Все бумаги, тетрадки, газеты, все, что лежало на столе поднялось в воздух. Ветер оглушал, вспышки молний не прекращались не на секунду, и слепили глаза. За несколько секунд я оказался полностью мокрым, и с трудом встав с постели, я двинулся по мокрому полу закрывать окно. Дверь шкафа, стоявшего у стены, распахнулась, и с полки упала мне под ноги картина в стеклянной рамке, которая раскололась. Мне было уже всеравно, лишь бы скорее до окна, только бы закрыть. Несколько раз поскользнулся и упал на пол. Так сложно передвигаться ещё не было никогда. Люстра, висевшая сверху, раскачивалась так сильно, что ударилась о потолок, и на пол посыпались осколки. Я ухватился за подоконник, опираясь на него, подошел к окну, и изо всех сил постарался закрыть, но ничего не получалось. Ураган не переставал. К счастью я увидел стоявшею рядом швабру, и используя её как рычаг я сумел сдвинуть раму с места. Одним рывком я захлопнул окно, и резко запер его. Послышался весьма ощутимый стук капель о стекло.

Я нашел свои ботинки, и одел. Это придало мне устойчивости. Дом наполнял непонятный гул. Я подошел к двери, и опустил ручку, чтобы открыть её. В следующую секунду меня отбросило назад, а дверь распахнулась с такой силой, что оставила дыру в стене. Шок! Я как мог, быстро встал и решительно направился к балкону, чтобы закрыть его. С низу из кухни послышался звон разбитого стекла. Я пользуясь шваброй начал закрывать дверь на балкон, как замер от неожиданности. Перед балконом замелькали ветки, и потом на секунду показался ствол недалеко растущей яблони. Ещё один удар. Я оправился от неожиданности, и резким движением закрыл дверь.

Дверь комнаты, рядом с моей. Я решительно направился туда, увернувшись от скатерти летящей с кухни. Когда я опустил ручку двери, мощным потоком ветра меня бросило на пол, а дверь сорвалась с петель, влетела в комнату и упала, разбив стекло шкафа. Окно в комнате было закрытым. Я ползком подобрался к лестнице, и хватаясь за все, что попадется руками, начал спускаться вниз. Внезапно с потолка сорвалась люстра, и как следует ударила меня по плечу. Я вскрикнул от боли, упал, и кувырком покатился по лестнице. Упал у входа на кухню на спину. Боль. Жуткая боль. Я не находил в себе силы встать, и закрыл глаза. Вокруг был жуткий вой, прерываемый звоном разбитого стекла. Я тяжело дышал, и начинал понимать, что теряю сознание. Внезапно прямо напротив меня открылось ещё одно окно, и меня обдало ледяным душем, приведя в чувство. Я с трудом встал на колени, и пополз к окну. Опираясь на подоконник встал, и навалившись на окно закрыл его.

То что я видел смотря за стекло было просто ужасным. Падали деревья, по небу проходили десятки зигзагов. Я перебираясь по стене добрался до ещё одного окна, и закрыл его. Внезапно я увидел как в это окно летит огромный кусок земли. Уклониться сил не было и я просто зажмурился, готовясь принять удар. Гром. Я открываю глаза. Передо мной все та же косая стена дождя и огромная трещина через все окно. Я посмотрел на плечо. Часть футболки была окрашена в красный цвет.

В метре от меня упала ещё одна люстра, и я аккуратно двинулся в столовую где три окна то и дело хлопали рамами. Закрывая третье окно я вдруг осознал, что не чувствую капель воды, что бьют меня по лицу. Я посмотрел за окно и увидел град. Мелкие льдинки падали на землю. Вой в доме стал заметно тише, зато весьма ощутимо слышался стук града о крышу. Я даже начал волноваться, выдержит ли она?

В библиотеке, к счастью, ничего не было разбито, и книги закрытые в шкафах не были намочены. Я чувствовал, что начинало холодать. Остались два окна в прихожей. Дойдя до двери я хотел открыть её, как обратил внимание, что из щели под ней дует мощный поток воздуха. Я встал сбоку, и аккуратно повернул ручку. Мощный удар, и в стене образовалась ещё одна дырка. К несчастью я не успел убрать руку, и видимо сильно её растянул. Преодолевая боль я закрывал последнее окно. Поворот ручки окна, и в доме все успокоилось.

Я замер. Капли воды стекали по стенам. Я приходил в себя. На всякий случай пошел проверить каминный зал. Когда я вошел туда, то поразился на сколько там было сухо и спокойно. Это была единственная комната, которую незатронул ураган. Я нашел аптечку, разбил ампулу с новокаином, и вылил все её содержимое на рану в плече. Потом достал бинт. Забинтовывая рану, я подошел к окну. Как раз во время, чтобы увидеть, как падает забор между нами и участком соседей, которые уехали накануне. Я увидел развороченную будку, и рядом на привязи сидела совершенно мокрая собака. Нет, это было выше моих сил. Я отвернулся, потом подумал немножко, и собравшись силами, пошел к выходу.

Дверь была со стороны, куда дует ветер, и по этому открылась без проблем. Я решил одним рывком добежать до бедной собаки, отвязать её, и прибежать с ней домой. Чарлик знал меня наверное лучше чем соседи и завидев меня начал рваться ко мне и жалобно выть. Я собрался мыслями, и оттолкнулся ногами от порога...

Миллионы падающих иголок. Я не мог описать по-другому то, что я почувствовал. Сделав три шага, я поскользнулся, но сумел приземлиться на колени. Я почувствовал под ногами твердую ограду цветочной клумбы, опираясь на неё, сделал ещё один рывок. Ветром с меня сорвало куртку, я чуть не потерял равновесия и опять не упал. Было дико скользко, мокро, ветер пробирал до костей. У поваленного забора я снова упал, и опять сумел упереться рукой в землю. Я двинулся к будке ползком. Мимо пролетел куст смородины, слегка задев и оцарапав мне спину. Я застонал. Рана от падения люстры давала о себе знать. Добрался до разваленной будки. Чарлик приветствовал меня пытаясь вылизать с головы до ног, но поскальзывался и падал. Я возился с веревкой, но она намокла и никак не хотела развязываться. В конце концов я поймал бедную собаку зашкирку и сорвал с неё ошейник. Почувствовав свободу Чарлик начал бегать вокруг меня, и радостно скулить.

Внезапно по небу пробежали очень яркие блики молний, и я замер от неожиданности… Я увидел то, что до этого видел только по телевизору… В ярких вспышках как огромная исполинская рука смерти… На меня надвигался огромный столб из ветра и грязи… Смерч…

Я закрыл глаза. Ветер, дождь, падающие деревья - все это образовывало зловещий гул. Мне даже начало казаться, что я его где-то слышал. Я резко открыл глаза, встал на ноги, и побежал. Побежал к своему дому, стараясь пересилить бурю, не обращать внимания на боль, сохранять устойчивость. Становилось все больней и больней, и из груди вырвался крик...

Я прислонился лбом к холодной стене, пытаясь отдышаться. На секунду замер почувствовав удар. Буря бушевала за закрытой дверью с огромной силой. По стенам начали колотить куски земли, которые крутились в неистовом вихре смерти. Стены сдерживали натиск… Спасенная продрогшая собака улеглась у ног, я почувствовал небольшой прилив сил, и пошел в каминный зал.

Оставлял грязные следы всюду, но мне было наплевать. Чарлик пытался устроиться в углу, но не выдержал и рухнул на пол. Он грустно смотрел на меня, и при этом дрожал крупной дрожью. При свете молний я увидел кучу досок, что лежали невдалеке от камина. Я нашел какие-то бумажки, нашел зажигалку, и начал поджигать огонь…

Камин разгорелся очень быстро, и мне даже стало казаться, что ураган затихает, или это просто гул огня перекрывает шум бури. Стоп! Я огляделся. Шторм и вправду начал ослабевать. Я подошел к окну. Всюду были синие вспышки молний, и шел сильный дождь. Глаз тайфуна. Зона пониженного давления, и временного затишья. В подтверждение этому у меня снова начинала болеть голова, а из носа потекла тонкая струйка крови. Я оперся руками на подоконник. Мир за окном был в жутком состоянии, и в голову даже начали лезть мысли о всемирном потопе, как вдруг я увидел человеческую фигуру у развороченных ворот моего участка. Кто-то, лежал на земле, видимо потеряв сознание. Я ударил с досады кулаком по подоконнику, и как можно скорее пошел к выходу.

Было очень неприятно снова оказаться под мокрым дождем, но к счастью сейчас это был просто ливень. Я подошел к человеку. Девчонка. Она лежала лицом вниз, в изорванном платье, прямо в грязи. Я безрезультатно потряс её, вздохнул, аккуратно, на сколько позволяла боль, поднял на руки, и понес в дом.

Огонь набирал силу. И в комнате становилось все уютнее. Я положил Девчонку на пол. Она была мокрая насквозь. Я снял с неё остатки платья, потом принес мокрое полотенце, и начал стирать грязь с её лица и тела. Огонь осветил её лицо. Оранжевые блики ложились на неё, она была очень нежной, и красивой, несмотря на то, что она была без сознания, и очень бледной. Подумав немножко, я снял с неё всё, достал из дивана сухое одеяло, расстелил его, положил девчонку сверху, и закутал.

Внезапно я почувствовал второй удар. Ураган налетел с новой силой. Я замер, но не услышал, чтоб хоть одно окно раскрылось. Гул, шум града, вспышки молний, буря бушевала, а в комнате становилось все теплее и теплее.
Дыхание у той девчонки становилось нормальным. Она согревалась, и обморок медленно переходил в мягкий сон. Чарлик уже успел перебраться поближе к камину, и согревшись перестал дрожать. Я сходил на кухню, налил воды в миску, и поставил рядом с собакой. Потом подкинул ещё дров в камин. Сухие поленья трещали, и каждый раз Чарлик нервно дергал ухом. Я на всякий случай ещё раз прошел по дому и запер все окна. Потом выдернул все шнуры из розеток. Монитор мой можно было уже выжимать. Потом пододвинул к дивану кресло, чтобы если что быть рядом, закутался в простыню и два полотенца (Единственные сухие вещи, что остались в доме), и начал устраиваться по удобнее.

Я уже почти заснул, как вздрогнул и сел. Почему-то мне сделалось очень страшно, и невероятно грустно. Я представил себе картину, как огромная буря накрыла машину в дороге. Как сейчас стоят на обочине где-то вдали от своего дома соседи, наверное плачет Сонька, напуганная бурей, за серой стеной дождя не видно ничего, Елена пытается успокоить ребенка, а Алекс... Алекс наверное корит себя за то, что впутал их в такую переделку... Словно понимая мои мысли Чарлик поскулил немного. Девчонка вздохнула и повернулась на другой бок, ещё сильнее закутываясь в одеяло. А за окном все бушевала буря...................
Fly_Dream. 26,02,2K2 04:26.

Fly_Dream
12-09-2005, 20:55
КРИК-2.

Большая уютная комната с камином. В окна робко заглядывает солнечное утро.
В центре огромной кровати под пологом, свернувшись клубочком, кутаясь в мохнатый плед, спит девчонка. Подрагивающие ресницы бросают длинные тени на розовеющие щеки.
В камине тлеют угольки, то загораясь золотом, то подергиваясь пеплом. Доверчиво растянувшись на теплом полу, дремлет черный пес.
За стенами этого дома, наверное, страшный беспорядок.
Наверное, всюду вырванные из земли с корнем, поваленные деревья... Наверное, сиротливо болтающиеся на покосившихся столбах оборванные провода…
Наверное, покореженные авто, сорванная с крыш черепица, поломанные цветы на дорожке от калитки, завалившийся забор, битое стекло, горы невесть откуда взявшихся обломков, осколков, обрывков…
Наверное…
Но об этом не хочется думать. Не хочется подходить к окну и заглядывать в глаза сокрушающемуся рассвету…Страшно разрушать это дивное состояние покоя и тишины, больно шевелиться, лениво возвращаться в реальность. Хочется продлить необъяснимое состояние гармонии с собой и окружающим миром. Хочется и дальше сидеть, не шевелясь, еще несколько часов подряд, прислушиваясь к ровному дыханию, к трем ровным дыханиям: своему, спящей девчонки и черной собаки.
Сидеть так еще долго-долго, радуясь редкой возможности слушать стук своего сердца и тишину…
Звенящую, дикую, странную тишину…Такую, как будто все живое за стенами этого дома исчезло с лица земли…

Тишина.
Теплая летняя ночь. Темная комната. Мерцающий экран компа.
За компьютером, уткнувшись в монитор, сидит парнишка. Он отдает себе отчет, что существует сейчас в другой реальности, искусственной, но уютной и понятной. Мирно урчит кулер компьютера. Монитор гостеприимно открывает дверку в Интернет, как окно в другой мир. Мир, где нет ни дня, ни ночи, где нет ни близких, ни дальних расстояний, где нет ничего и есть все.
А за спиной – большое окно. В еще один мир. Более живой и настоящий. Стоит обернуться, распахнуть это окно, и этот мир ворвется в дом через прямоугольник окна потоком свежего воздуха, на какой-то миг закружит и унесет куда-то вдаль, ввысь, туда, где звезды, парад планет и черные дыры… Но что стоит за этой темнотой? Не стоит разрисовывать эту перспективу яркими красками. За ней – одиночество и грусть.
Сейчас для рыжего парнишки с копной непослушных волос мир за спиной казался еще менее реальным, чем тот, что был по ту сторону монитора.
Тишина…
Тишина в голове потихоньку начинала звенеть и взорвалась резкой болью. На голубом экране замелькали розовые зайчики и черные мушки. Да, пожалуй, надо заканчивать ночами сидеть в сети. Напряженно моргая, пытаясь напоследок узнать прогноз погоды, парень набрал пару знакомых сайтов. Информация о температуре воздуха на ближайшие сутки определялась в интервале от +5 до +25. Парень усмехнулся про себя качеству составления прогнозов синоптиками-соотечественниками. Но и без их прогнозов, он чувствовал, что меняется давление, температура воздуха… Что-то, должно быть, менялось, помимо этого, но пока он не мог сказать, что именно. Может быть, он просто устал, раз стал обращать внимание на все эти мелочи. Он выключил комп, решив, что на сегодня, пожалуй, информации хватит.
Погас монитор, и комната погрузилась в темноту и тишину.
Стало настолько тихо, что он начал слышать стук своего сердца и свое дыхание...
Тишина...
Улегшись поверх одеяла, он думал, почему же люди отворачиваются от реального мира, и сутками, как он, ничего не хотят видеть, кроме бесконечных потоков информации? Потому что там, в этом реальном мире, для них ничего не осталось, кроме одиночества и грусти?
Сон... Полет по какому-то ненастоящему тоннелю, тоннелю из кодов и цифр, сознание растворяется в каком-то абсолютном разуме, реальность исчезает. То есть исчезает полностью. То есть перестает быть настоящей…Исчезает тело, исчезают мысли, исчезает прошлое, исчезает будущее. Провал. Не хочется бороться, не хочется цепляться за этот свой живой, непридуманный, неинтернетовский мир. Дороги назад нет. Самое страшное, что, проваливаясь в электронный, цифровой мир, не хочется возвращаться…Внезапный раскат грома. Белые вспышки молний зигзагами врезаются в этот тоннель и рушат его. Они поедают кластеры информации, они выгрызают в этом пространстве кодов еще большее пространство, пустое, вакуумно пустое, в котором яснее и яснее проявляются очертания маленькой человеческой фигурки… Реальность отказывается сдаваться нереальности. Гром, раскат грома, эхо, многократно повторяющее раскат грома…
Ресницы дрогнули. Парень резко распахнул карие глаза и сел.
«Реальность явно восторжествовала», - подумал он, останавливая взгляд на качающейся березовой ветке за окном. Нереальность напоследок моргнула молнией, и, раскатываясь долгим эхом, растаяла…
Реальность требовала впустить ее в дом. Она царапалась ветвями деревьев в окно, она заливала комнату желтым светом, она тикала часами, крича о том, что уже полдень, она стучала маленькими молоточками недобитых гномов в голове…Боль не прошла, но стала как-то бережнее и чуть отошла в сторону.
Пытаясь собрать бусины чувств на нитку, парень медленно сгибал и разгибал пальцы. Он медленно встал, и побрел в ванную. Минуту постоял под тугими струями холодного душа, потом пошел на кухню, нашел пачку анальгина, давясь, разжевал две таблетки, и запил их кока-колой.
Нереальность шевельнулась в подсознании. Появилась какая-то необъяснимая тревога. Образы сна были в такой дикой дисгармонии с окружающим миром, что сосало под ложечкой… Так же, как когда летишь под двести по пустой трассе под горку…
Верхнюю половину пространства за окном занимало высокое безоблачное небо цвета ультрамарин, а нижнюю – земля цвета кипящего золота.
Парень вышел на улицу. Тряхнув головой, он отогнал остатки наваждения и улыбнулся хорошему дню.
Реальность была так хороша, что Гоха пообещал себе на Интернет сегодня забить. И ему даже почти удалось сдержать это свое обещание.
С книжкой в шезлонге он наблюдал за соседями. Он не хотел за ними наблюдать, но взгляд снова и снова возвращался к происходящему на соседнем участке. Вся семья весело суетилась вокруг джипа, запихивая туда целую кучу вещей, очевидно собираясь на пикник. Лодка, удочки, бадминтон, мяч, корзинка с едой… Смотреть на них было очень приятно. И еще было немножко завидно.
Было завидно, что у них такое хорошее настроение, что это именно в их головы пришла такая чудесная мысль, как уехать на пикник к озеру всей семьей, что к их идее так благосклонно отнеслась погода...
Глядя на них, в голову лезли мысли, что в этом нелепом мире все-таки, вероятно, есть какой-то смысл, что-то есть, помимо одиночества и боли.
«А не плюнуть ли мне на все?», - пришла какая-то шальная мысль в Гохину голову, «попроситься бы с ними…». Он колебался несколько минут. Сомнениям его положил конец звук отъезжающего авто.

Стало очень скучно…
Нереальность улыбнулась одной из своих самых соблазнительных улыбок и Гоха, оправдывась тем, что посмотрит только прогноз погоды на апорт.ру и почту, полез в инет.
Окно за его спиной было распахнуто настежь. За окном шикарными цветами распускался вечер.
Сеть работала очень медленно, то и дело коннект рвался и к песням птиц бэк-вокалом пристраивался писк модема.
От скуки Гоха включил радио. Шум кулера утонул в музыке, наполнившей комнату, так же, как и гомон птиц, и пищание модема.
Солнце, утопая в крови заката, прощалось с землей, день умирал.
Внезапно музыка оборвалась, и зазвучал голос Ди-джея: «Мы передаем экстренное сообщение для жителей Москвы и Подмосковья. Надвигается ураган. Все аэропорты закрыты. Он пройдет..............»

Шипение.
«Белый шум», - подумалось Гохе, и тревога подобралась близко-близко…

Тишина.

Внезапно он услышал гул реактивного лайнера над крышей. Аэропорты закрыты, сказали же по радио... Гоха подошел к окну. Лайнер наклонился в сторону, и устремился к горизонту. Парень отстраненно смотрел перед собой. Из-под брюха стальной птицы исчезли шасси, и двигатели стали набирать мощность, оглашая все вокруг растущим ревом.

Что-то явно происходило.

Мысли закопошились в голове, вызвав новый приступ головной боли. Снова менялось давление.

Резкий звуковой удар, вернул Гоху на землю окончательно. Он прислушался. Медленно затихал звук вентилятора его компа. Вскоре он совсем исчез. Таблетка аспирина, окончательно растворившись в стакане воды, перестала весело шипеть. Затихло радио. Замолкли птицы. Электричество пропало. Тишина стала абсолютной.
Парень пощелкал выключателями, даже не с целью включить свет, а только, чтобы нарушить тишину. Света не было, и Гоха поплелся в кладовку искать свечи, размышляя о том, что, наверное, стоило напроситься с соседями в поход.

Стемнело.

Стало немножко жутко.

Исчезли оба мира. И реальный. И нереальный.

Потеряв последние капли надежды на то, что дадут электричество, парень решил лечь спать. В конце концов, можно хоть раз в жизни лечь вовремя. Но, положив голову на подушку, он почувствовал гул. Словно вся земля дрожала мелкой дрожью, излучая инфразвуки. Он сел.

Тишина.

Треск свечи. Снова положил голову на подушку - снова услышал гул. Но Гоха попытался не обращать на него внимания и попробовать заснуть, разгоняя мысли в голове.

Сон приходил раз десять, и резко обрывался. Гул не прекращался, и Гоха начинал даже различать, что звуковой фон меняется. Становится то выше, то ниже, то громче, то тише, словно это была какая-то таинственная музыка, которая пугала. Сны длились несколько секунд, и резко обрывались. Ночь была очень неприятна, и даже отталкивала. Создавалось ощущение, что в доме есть кто-то чужой. Внезапно просыпаясь, Гоха не мог сориентироваться, где он, и что происходит.
Единственным не меняющимся явлением был гул.
Пришел ещё один сон. На этот раз глубокий, и Гоха даже начинал уже различать какие-то образы, и слышать какие-то звуки. Он снова видел тот цифровой тоннель, снова какие-то вспышки…

Внезапно все остановилось.

Все замерло.

Исчез даже гул.

Парень резко сел.

Темная комната.

Звенящая тишина.

Это безмолвие разбилось вдребезги. Все началось внезапно, налетев из ниоткуда. Яркие вспышки молний фотографировали картину «до». Порывы ветра пробовали на прочность окружающую обстановку, готовясь крушить, ломать, швырять… Послышалось зловещее завывание и хохот грома.

Удар первой волны урагана Гоха даже не услышал... Он его почувствовал. Каждой клеточкой тела… Каждой капелькой крови… Реальность содрогнулась. Это был удар, который распахнул настежь все незапертые окна в доме...
Сквозняк поднял в воздух стопку бумаг со стола и закружил их по комнате. Через окна в дом вошел дождь, да так и остался гулять. Гром в дом не помещался и злобно грохотал снаружи. Вспышки молний не прекращались ни на секунду, и было светло как днем или ночью на танцполе.
Вмиг вымокший Гоха ринулся закрывать окна. Ветер, дождь и гром возмущенно сопротивлялись негостеприимному хозяину, злобно швыряя в него попадающиеся им на пути предметы. Борясь со стихией, раненый, обессилевший, вымокший насквозь Гоха одержал победу. И стоя в луже у окна, воткнув взгляд в косую стену дождя, парень чувствовал эту реальность и осознавал силу этой действительности.
В доме удалось закрыть все окна, внутри стало заметно спокойнее, но слышнее забарабанил по крыше дождь с градом, еще злобнее и громче завыл ветер в каминной трубе, ярче заполыхали молнии на улице.
Стихия бушевала, и сквозь пелену дождя было сложно рассмотреть, что творилось снаружи.
Наверное, было хорошо, что Гоха не видел, как ураган сорвал крышу с дома соседей и, закружив, закинул за окраины даунтауна… Хорошо, что не видел, как мощная сила подняла в воздух машину такси и, крутанув ее несколько раз вокруг своей оси шмякнула со всей дури о землю… Хорошо, что не видел, как ветер выкорчевывает и валит вековые липы вдоль дороги…
Ощущения ужаса хватало и без того.
На мгновение дождь завис в воздухе, полыхнула молния и осветила на миг картину происходящего и Гоха увидел, как падает соседский забор… Рядом с развороченной будкой, вжимаясь всем своим маленьким черным телом, сидела мокрая, перепуганная насмерть собака, привязанная к чугунному колышку.
Там, где было сердце, что-то сжалось. Гоха отвернулся. Рисковать не стоило. Спасение этой собаки могло стоить Гохе жизни. Но доброе сердце парня не оставило ему выбора, спасать или не спасать.
Шагнув на улицу, парень столкнулся с реальностью лицом к лицу. Сжав зубы, он нахально глянул ей в глаза и двинулся в сторону соседского участка. Стихия хохотала, содрав с Гохи куртку, взлохматив волосы и шмякнув о землю. Под ногами была кованая решетка поваленной ограды. Цепляясь за нее из последних сил, Гоха полз спасать соседского пса Чарлика. Тот, заметив Гоху, не имея сил радостно визжать, лишь полз навстречу, насколько это позволял поводок. Когда спасатель добрался до разваленной будки, Чарлик приветствовал его, пытаясь вылизать с головы до ног, но поскальзывался и падал. Гоха возился с веревкой, но она намокла и никак не поддавалась. От отчаяния хотелось уже кричать. В конце концов, Гоха поймал бедную собаку за шкирку и сорвал с неё ошейник. Чарлик, видимо понимая, что без страховки может улететь, благодарно прижался к Гохе всем своим маленьким телом.

Собираясь с силами, парень закрыл глаза. Ветер, дождь, падающие деревья - все это образовывало зловещий гул. Ему даже начало казаться, что где-то он его уже слышал. Он резко открыл глаза, встал на ноги, и побежал. Побежал к своему дому, стараясь пересилить бурю, не обращать внимания на боль, сохранять устойчивость. Становилось все больней и больней, и из груди вырвался крик... Жалобный, звонкий, явно женский…
Крик…
Гоха обалдел. Кричал кто-то еще, кроме него. Щуря глаза, прикрывая их рукой, он оглянулся…
Вспышка молнии осветила дорогу, ряд чудом уцелевших неповаленных бетонных столбов… За один из них отчаянно цеплялась маленькая фигурка. Очевидно, кричала она.
В голове не осталось ни одной мысли, кроме необходимости спасения человеческой жизни. Ветер стал заметно слабее, как будто понимая, что слишком далеко зашел… Гром перестал оглушать страшными раскатами… Молния зависла в воздухе, освещая единственно возможный сейчас маршрут…
Маршрут от Гохи до девчонки, которая хваталась за этот бетонный столб, цепляясь за этот живой, непридуманный, неинтернетовский мир… Гоху как током ударило, он вспомнил свой сон…
Все так же двигаясь в сторону девчонки, Гоха видел, как маленькое тело обмякло и сползло на землю, в грязь… Ураган заметно затихал, навевая мысли о Мертвой царевне и ветрах, которые боятся раскачивать ее хрустальный гроб… Молясь, чтобы только девчонка была жива, Гоха подобрался к ней. Прижав палец к артерии на ее шее, парень благодарно глянул вверх.
Подняв девчонку на руки, Гоха двинулся к дому. Чарлик уже повизгивал на крыльце.
Соображая, куда идти, Гоха вспомнил о том, что в доме самое уютное место – каминный зал, где можно развести огонь в очаге.
Чутко прислушиваясь в каждому вздоху девчонки, Гоха развел огонь. Она лежала тут же рядом на полу, на медвежьей шкуре, бледная, нежная и очень красивая. Рыжая. Дыхание было слабым и неровным. Но кроме этих тихих вдохов и выдохов Гоха не слышал больше ничего.
Огонь в камине набирал силу. И в комнате становилось все уютнее. Очень сильно сомневаясь в правильности своих действий, краснея от смущения, парень снял с нее остатки изорванного платья, вытер полотенцем, закутал в сухой плед и перенес ее на кровать.
Вспоминая, как учили оказывать первую помощь в школе, он порылся в аптечке, нашел нашатырь. Потом, исследовав бар, плеснул в стакан немного бренди.
Подсунув ей ватку с нашатырем под нос, Гоха задыхался сам. От волнения. Ресницы дрогнули. Девчонка распахнула глаза. Зеленые.
Тысячи вопросов замелькали в этих глазах, но Гоха дружелюбно улыбнулся, сказав: «Все хорошо, все в порядке, береги силы, выпей вот это». Она молча повиновалась. Нахмурилась. Улыбнулась. Прошептала: «Спасибо». И, закрыв глаза, погрузилась в мягкий сон.

Ненадолго затихшая реальность обрушилась с новой силой. Гоха почувствовал второй удар. Парень замер и прислушался, но не услышал, чтоб хоть одно окно раскрылось. Гром, ветер, ливень, град, молнии – все это осталось снаружи. А в комнате становилось все теплее и теплее.
Чарлик уже успел перебраться поближе к камину, и, согревшись, перестал дрожать. Гоха подкинул ещё дров в камин. Сухие поленья трещали, и каждый раз Чарлик нервно дергал ухом. Парень на всякий случай ещё раз прошел по дому и проверил все окна. Потом вернулся, пододвинул к дивану кресло, обессиленно опустился в него, замотался в одеяло и уставился в огонь.
Усталость брала свое, он почти заснул, но вдруг вздрогнул и сел.
Почему-то ему сделалось очень страшно, и невероятно грустно.
Он представил себе картину, как огромная буря накрыла машину в дороге. Как сейчас стоят на обочине где-то вдали от своего дома соседи, наверное, плачут дети, напуганные бурей, за серой стеной дождя не видно ничего…
Словно понимая его мысли, Чарлик поскулил немного.
Еще страшнее стало при воспоминании о лайнере, ушедшем в закат…
Тихо как…
Девчонка вздохнула и уютно свернулась клубком под пушистым пледом.
А за окном все бушевала буря... Но это была уже какая-то другая реальность.

Fly_Dream. 26,02,2K2 04:26.
& Bee. 16.05.05.

Fly_Dream
12-09-2005, 20:57
А третья будет попозже ;)

Fly_Dream
04-10-2005, 08:42
задерживается окончание, так что выложу пожалуй сейчас половинку

Крик-3
Прошла неделя.

Неделя, которая запомнится всем. Которая запомнится мне… Та зловещая ночь, которая подарила нам возможность заглянуть в глаза смерти. Которая позволила нам узнать, на что способна разгневанная природа… Она подарила шок. И неприятный осадок в душе… На долго.

Восстановительные работы шли медленно. Никто не пытался торопить, или ругать рабочих. Когда природа свалила в огромный бесформенный ком добрую половину Подмосковья, ожидать что все станет ровным и красивым за считанные дни, было бы наглостью… по отношению к природе. А она показала, что не прощает обид.

Было тихо. Даже не смотря на то, что беспрерывно гудели трактора, экскаваторы, тягачи и бензопилы, я был уверен, что все равно вокруг тихо… Дело было в людях… Все молчали… Разговоров было мало, и они в основном касались родных, знакомых, соседей. А потом раздавался плачь, и все, кто его слышал молча опускали глаза. И останавливались на секунду.

Каждый час объявляли пятиминутку молчания, и тогда все замирало. Все слушали, есть ли под завалами живые люди. И в такие моменты казалось – все умерло. Наступала такая тишина, какой даже не было тогда, когда все только начиналось, когда я сидел перед дверью в мир электронных потоков информации. Даже природа уже неделю как молчала. Ни ветерка, ни шороха листьев. Просто серая дымка в атмосфере, огромное и расплывчатое белое солнце сквозь нее и жаркие дни, с холодными ночами.

И еще не проходящий запах гари.

Отключали электричество. Точнее не так: его включали на час-два в день, чтобы потом отключить…

И в такие минуты становилось страшно. В голову лезли образы яркого заката, внезапного отключения электроэнергии и тишины. По телу бежала дрожь, накатывало желание вскочить, подбежать к окнам, видеть небо… Видеть, что там все в порядке, что не висит ни одна свинцовая туча, не сверкает ни одна часть горизонта, ослепляемая вспышками молний… Лишь на третий день у меня получилось заставить себя не поддаться панике, и не броситься к окнам. Лишь на третий день после наступления темноты в голове перестали рождаться образы потоков грязи, падающего забора, развороченной собачей будки… Девчонки у ворот…

А девчонка та, так и не проснулась. Ближе к утру ей стало хуже. Дыхание участилось, стало каким-то нервным и прерывистым. Она стала очень бледной. Потом я стоял полчаса на дороге, с ужасом разглядывая обломки машины - такси, наконец, увидел первую машину… КрАЗ на огромных колесах, такому грузовику, пожалуй, все равно ездить по дороге, сельской местности или вообще там, где даже условно дороги не существует. Он, чем-то похожим на огромный ковш, расчищал дорогу, и я попросил позвать скорую из ближайшей больницы. Она приехала очень быстро, если это слово вообще уместно в данной ситуации.

Я обещал себе, что со дня на день навещу эту девчонку, которую я спас, а потом вдруг понял, что не знаю даже, в какую больницу ее отвезли. А скорая – она потом ездила весь день, и мне так и не удалось выяснить у бригады, куда ее отвезли… Они возили весь день, и так и не смогли вспомнить в какую из больниц они доставили одного из пострадавших.

Дом я убрал всего за три дня. Теперь он казался пустым. Половину мебели пришлось выкинуть. Часть была разбита, а часть пошла какими-то неровными пузырями на разбухшем от влаги дереве. Стеклопакет заменили только на шестой день, и я поставил себе хорошие, дорогие и очень прочные окна. В другое время надо мной посмеялись бы – мол, зачем тебе такие? Сейчас никто вопросы не задавал. Я видел, как часть соседей ставит себе такие же окна… Я прекрасно осознавал, что взлетевшие почти в два раза цены на них – это просто наглая попытка заработать на чужом горе. Мне было все равно…

Что же касается соседей, то им повезло больше всех. По иронии судьбы на озере, где они провели несколько дней, не пролилось ни одной капли дождя. И когда они приехали обратно и увидели, во что превратился их участок с английским ландшафтом, они были шокированы. Сонька сразу же разревелась, увидев обломки собачей будки. А потом они весь день провели у меня, затаив дыхание, слушая, что же произошло за эти три дня.

А день назад нам с соседями наконец-то удалось раздобыть для себя гусеничный трактор на пол дня, и он оттаскал все поваленные деревья с наших участков, а потом даже разровнял почву. А мы с соседями договорились, что построим уникальный ландшафт на два участка, где будет речка с водопадом, небольшой лесок и горный хребет… высотой в три метра.

Время лечило раны на душе, и уже сейчас, когда прошла всего лишь неделя, и события виделись все еще четко, это казалось уже каким-то нереальным, словно увиденным в кинотеатре при просмотре потрясшего фильма.

И лишь ночи не давали покоя.

Ночи, которые дарили кошмары один за другим. Ночи, когда я стоял и беспомощно смотрел, как приближается буря. Хотелось бежать, хотелось кричать, по телу – дрожь, а стена из молний, дождя и ветра все ближе… А потом – тишина. Моя комната, частое дыхание, бешеный пульс, и капля холодного пота катится по виску. Скорее всего не только я спал плохо, но о таких вещах не распространяются, и я даже не пытался с кем-либо говорить на эту тему… Даже с психологами, которые по несколько раз в день приходили ко мне во двор, предлагая свои услуги.

Тишина…

Разбор завалов прекратили еще в полдень. Все вокруг казалось таким грязным, как в котловане во время строительства. Нам еще повезло, в нашем районе дома большие, из камня. Мы отделались выбитыми стеклами. А ведь многие совсем лишились любимой дачи.

Сижу около подоконника и смотрю как психолог, которому я отказал пять минут назад ведет душевную беседу с одной бабушкой, которая жила через дорогу от меня.

Дома нечего делать.

Электричества нет. Провода так и не восстановили. Телефона нет, и обещают, что подключат его не раньше чем через месяц. Нет ни Интернета, ни радио, ни ТВ. Соседи заняты ремонтом, и отвлекать их от этого я не собирался.

Это я закрывал окна в своем доме, и вторая – основная волна шторма прошла для меня в целом безболезненно. А в их доме никого не было. И им досталось по полной.

Тишина.

Все становилось ярко-оранжевым. Солнце неуклонно двигалось к горизонту, и я смотрел на закат и думал… О том, как рождаются в атмосфере бури… О том, как хорошо на море… О том, как лежит в больнице девчонка, которая даже не знает и наверное не узнает никогда, что своей жизнью обязана молодому парню, который случайно оказался рядом…

Хотелось спать.

Благодаря какой-то команде ребят из Украины, которая хотела подзаработать на разборе завалов, утро у меня началось часов в семь. Сейчас, когда на часах было около девяти вечера, организм требовал отдыха…

Но я не хотел идти в кровать. Я знал, что принесет эта ночь, и по этому только измотав свой организм почти до бессилия, я клал голову на подушку. Когда ложишься спать, зная, что проснешься в холодном поту несколько раз, это одно, а вот когда тебе уже все равно, что будет этой ночью, на душе становилось спокойнее. Эх, все-таки надо было побеседовать с психологом.

Тишина.

Огромный красный шар, безмолвно исчезал за верхушками деревьев. Все вокруг было ярко красным. Освещенные заходящем солнцем облака, дома, деревья… Машины, самолеты… Интересно, как это, лететь на самолете на закат. Наверное, это здорово около десяти часов видеть только красное небо за стеклом иллюминатора… И еще смотреть на проплывающие далеко внизу города, и думать, что вот через пару часов у них будет темно… Наступит поздний вечер, а потом ночь, а я тут наверху, и у меня не будет ночи. У меня будет только яркий закат, и никакой темноты… А их город накроет ночь… Потом будет тишина, и гул… ровный зловещий, а потом горизонт осветят первые вспышки молнии… Предвещающие приход грозной стихии… А потом будет стена урагана, которая станет неслышно приближаться… Вот как сейчас у меня за окном…

По телу пробежал ледяной холод, стало трудно дышать… Я ясно видел, как перед нашим поселком бушует месиво из грязи ветра и молний. И все это медленно движется на меня… паника сковала все мое тело… Я, не отрываясь, смотрел на бурю… Я знал, что надо закрыть окно, надо бежать…

Бежать…

Я со всей силы рванулся от окна…

И все прекратилось…

Тишина…

На горизонте догорали остатки зари… В висках – бешеный пульс, майка и волосы мокрые от пота… По телу – нервная дрожь. А в сознании – стена урагана, которую я видел полминуты назад…

Во сне…

Прошло пять минут… Я сидел неподвижно всматриваясь в зарю… В ту часть неба, которая через полчаса станет черной. Наваждение рассеялось, только когда мое внимание отвлек дрожащий огонек от свечки, проплывший мимо окна соседей… На улице еще было достаточно светло, чтобы видеть очертания предметов, а вот в уже домах царила непроглядная тьма. Я потянулся к полке шкафа и сразу же нашел там свечку. Два щелчка, и комнату наполнил тусклый оранжевый свет, который отбрасывал причудливые тени на стены и пол… Спустился вниз, зажег конфорку на плите, поставил туда ковшик с водой, чтобы вскипятить, и сел на стул… Первая ночь, когда не гудят за окнами трактора и отбойные молотки. Было даже непривычно… Непривычно пусто за окном – казалось, что весь мир вымер, или почти вымер. Оставив только горстку людей, которые ютились по своим домам и даже не выходили на улицу…

Чай из пакетика казался совсем не вкусным, каким-то приторным. И я даже не стал его допивать… Под тихий и мирный треск свечи я понял, что проваливаюсь в сон… Значит надо было либо что-то делать либо в самом деле идти спать… Решив для себя, что лучше пойти спать, ведь так скорее пройдет ночь, я задул свечу и на ощупь двинулся к своей комнате. Перед тем как войти в нее я остановился и замер, затаив дыхание… Секунд десять я пытался уловить самый легкий сквозняк, услышать самый тихий поток ветра, из не закрытого окна… Но все было тихо… Все было спокойно… И я лег в постель…

Положив голову на подушку, я поворочался, устраиваясь поудобней, потом вздохнул поглубже и попытался максимально расслабиться… Тиканье часов… мое дыхание… стук сердца… ровный низкий гул…

Я резко сел… Я чувствовал, как холодок пробежал по всему телу, а сердце начало колотиться все сильнее… «Успокойся, тебе показалось» пытался успокоить я себя. Положил голову на подушку и прислушался…

Ровный гул… Такой, словно за десятки километров к нам бежит многотысячное стадо диких животных. Причем он не был ровным, а иногда становился сильнее, иногда слабее… Я опять сел, потом соскочил с кровати и бросился к окну…

Темно…

Ни одной, даже малейшей части горизонта не окрашивается в голубые вспышки молний… Просто темнота, и тишина…

В следующие пятнадцать минут я обошел весь дом, всматривался во все стороны света, проверял – закрыты ли у меня окна, закрыты ли двери… Обошел все… Потом вернулся к себе в комнату… Внезапно я понял – это же просто работает тяжелая техника, про разборам завалов в городах – все хорошо. Не то, чтобы я до конца успокоился, но стало легче… И нервно вслушиваясь в гул – я все-таки заснул… Чтобы поспать пару часов…

Проснулся я от того, что гул стал громче… Первая мысль, которая пришла мне в голову, что это вовсе не тяжелая техника, а вторая буря, и она сильнее первой… И словно в подтверждении моих мыслей комната несколько раз осветилась ярко синими вспышками молний… Я встал и медленно двинулся к окну, чтобы посмотреть, что там происходит. В следующую секунду я встал в раскрытым ртом… Ужас сковал все тело… Стало даже трудно дышать… Я видел ливневые потоки воды с неба, видел нескончаемые вспышки молний, видел как ветром срывает крышу с соседнего дома, и почувствовал удар… Я понял, что и мой дом тоже лишился крыши… Подойдя к двери я почувствовал, что из под нее в щель сочится вода, и дует поток холодного воздуха… Значит моя комната – это единственное место, которого еще не коснулась рука урагана… я нажал на дверную ручку, она распахнулась оставив дырку в стене, и единственное, что я увидел перед тем, как меня отбросило назад – это то, что привычного коридора нету, а вместо него – улица, а по участку разбросаны обломки моего дома… В следующую секунду я понимаю, что моя комната падает куда-то вниз, и понимаю, что меня сейчас просто завалит, сжимаюсь в комок, готовлюсь принять удар на себя…

И резко сажусь на постели…

Тишина, разрываемая только моим дыханием и стуком сердца… По щеке – капля холодного пота… Это был кошмар… Очередной кошмар… Было страшно пошевелиться, перевести взгляд на окно, на комнату… Капля пота попала в глаз, больно защипало, и только тогда я позволил себе пошевелиться – вытер кулаком свой лоб, потом подтянул к себе одеяло и замер… Гул, который во сне стал громче, остался, и он действительно стал громче, теперь был отчетливо слышен – не надо было даже класть голову на подушку… При этом комнату наполнял ровный оранжевый свет, и я порадовался, что уже рассвет, и что скоро эта ночь останется позади… Стало как-то почти не страшно. Но тут я услышал писк – электронный будильник отметил, что еще один час прошел, я машинально посмотрел на него, и в следующую секунду понял, что либо то, что я вижу – это очередной кошмар, либо я ничего не понимаю… Часы показывали час ночи… Часы на шкафу – тоже… Я взял мобильник, дождался, когда он включится и убедился, что он показывает то же самое время… Ноль часов пятьдесят девять минут…

Я помню, как впервые читая про путешествие к центру земли, я, затаив дыхание, удивлялся не меньше вымышленных героев, почему же полярное солнце светило в зените… Сейчас мне не то чтобы было трудно удивляться, просто я вообще не мог собраться с мыслями.

Восход солнца в час ночи…

В голову лезли дикие образы того, что прошедшая буря повернула ось земли, и теперь климат изменится. Но это не могло быть правдой, так как прошлые ночи проходили нормально… Или – это всего лишь сон… Я ударил себя ладонью по щеке… Ничего не изменилось… Только гул и оранжевый свет… С постели было страшно вставать – а вдруг все вокруг вообще не реально? «Реальность дает какой-то сбой» сказал я вслух – голос был громким и четким, и мне даже показалось, что я слышу его дрожь… А может быть это какая-то новая буря, какой еще не видело человечество???
Страшно было идти к окну… Эти четыре шага показались невыносимо длинными… Холод по телу, дрожь по телу, а из-за окна показался мир за стенами дома… Медленно показались темные улица и дом соседей… И светлое оранжевое небо…

Оно реально светилось. Мягким оранжевым светом. Это было даже красиво, и на минуту я забылся, и, не двигаясь, смотрел на мир за окном… Когда я привык к оранжевым краскам я обнаружил, что свет чуть-чуть меняется… Он становится ярче и потом тускнеет… Иногда происходят едва заметные вспышки, а иногда он меняется на почти желтый… Еще небо почти не освещало землю, и на его фоне дома, заборы, остатки деревьев казались черными тенями… А источника этого света я не смог увидеть, и от этого стало опять страшно… Я вышел в дом, и пошел на кухню…

puma
02-01-2006, 20:12
Хотелось бы прочитать окончание, интересно развитие событий будет в стиле Герберта Уэллса или все окажется очередным сном:dknow: :dknow: ;)